Политика
последняя редакция статьи: 26-ноя-2015 11:49:52
Версия для печати Print
Просмотров:2492

Игорь Панкратенко: «России нужен самостоятельный «иранский проект»

Игорь Панкратенко: «России нужен самостоятельный «иранский проект» 23 ноября прошла встреча президента России Владимира Путина с высшим руководством Исламской республики Иран наряду с участием российской делегации в Форуме стран-экспортеров газа в Тегеране. Российский президент провел переговоры не только с президентом Ирана Хасаном Роухани, но и с верховным лидером аятоллой Али Хаменеи, чего определенные круги ожидали весьма долго, ведь последний раз Владимир Путин и Али Хаменеи виделись в 2007 году. С вопросами по данной теме мы обратились к специалисту по Ближнему и Среднему Востоку, доктору исторических наук Игорю Панкратенко

 

 

Владимир Путин совершил официальный визит в Тегеран, после которого между Россией и Ираном был достигнут ряд договоренностей. Москва и Тегеран подписали проект документа о предоставлении Ирану госкредита в размере 5 миллиардов долларов – средства пойдут на электрификацию железных дорог и строительство теплоэлектростанций в Иране. После встречи с президентом ИРИ Хасаном Роухани Владимир Путин сообщил о том, что «Евразийский экономический союз начнет в прикладном ключе изучение возможностей создания зоны свободной торговли с Ираном». Также Россия и Иран подписали межправительственное соглашение об упрощении визового для отдельных категорий граждан двух стран. 

 

Центральное место в переговорах с верховным лидером ИРИ аятоллой Али Хаменени заняли вопросы безопасности, совместного противодействия терроризму и судьбы Сирии. «По всем вопросам у нас тесное сотрудничество и взаимопонимание – за редким исключением, однако все вопросы, которые накопились между нашими странами, одним визитом не решишь», – считает  эксперт по Ближнему и Среднему Востоку, доктор исторических наук Игорь Панкратенко (Линк 1). Мы обратились к эксперту за отдельными комментариями.

 

Уважаемый Игорь Николаевич, можно ли назвать нынешнюю встречу российского президента и аятоллы Хаменеи исторической? Ведь последняя проходила достаточно давно, восемь лет назад...

 

Игорь Панкратенко. Фото из личного архива
Назвать, собственно, можно как угодно. Вопрос в результативности, и здесь я привычно далек от оптимизма. Восьмилетний разрыв между двумя визитами, о котором вы упомянули, весьма странный в отношениях между столь значимыми игроками на международной арене – это потерянные годы. Ни Москва, ни Тегеран не сумели за это время реализовать экономический и политический потенциал двухстороннего партнерства. По итогам визита вновь с горечью приходится констатировать, что у России как не было, так и нет своего самостоятельного «иранского проекта», что отношения с Тегераном носят рефлекторный характер и максимально зависят от температуры отношений Москвы и Вашингтона – чем они хуже, тем быстрее мы вспоминаем о Тегеране, и наоборот.

 

В Иране это прекрасно видят, понимают и количество людей в высших эшелонах власти, достаточно скептически воспринимающих перспективы двусторонних отношений, постоянно растет. В первую очередь – в близких к нынешнему президенту Хасану Роухани кругах либеральных «реформаторов».

 

Произошли (произойдут) ли качественные сдвиги в российско-иранских отношениях после тегеранской встречи?

 

Хотел бы подчеркнуть, что визит Владимира Путина носил, в первую очередь, демонстративный характер: вы, Запад и его союзники по антисирийской коалиции, отказываетесь считать Москву одним из главных игроков на Ближнем и Среднем Востоке, в частности – в Сирии. Что ж, тогда мы будем вести диалог (подчеркну – диалог, а не совместную политику) с вашей «головной болью», с Тегераном. Может ли такая позиция привести к качественным сдвигам? Сильно сомневаюсь.

 

Те пресловутые «35 проектов», которые были одобрены в качестве «наиболее перспективных» для развития торгово-экономических отношений между нашими странами – это, простите, заезженная пластинка, из нового в которой только включение в этот список предприятий, попадающих под модернизацию в связи с подписанием «Венского пакта». Все остальное обсуждается годами, да так и не выходит за рамки «протоколов о намерениях».

 

Есть у иранской стороны и ряд серьезных вопросов по ситуации в Таджикистане, Афганистане и ряду других направлений, на которые у Москвы попросту пока нет ответов. Да и иранский бизнес, создается впечатление, уже подустал от деклараций, которые остаются на бумаге.

 

Не раз были комментарии с иранской стороны о стратегической важности встречи Владимира Путина и Али Хаменеи (Линк 2). Какие стратегически значимые вопросы обсудили два лидера, и с какими итогами остались российская и иранская стороны?

 

Встреча носила недостаточно продолжительный характер для того, чтобы говорить о ее стратегической важности. Большую ее часть заняло обсуждение сирийской ситуации. Это пока все, что я могу сказать.

 

Изменилось ли отношение верховного руководства Ирана к России со встречи в 2007 году? И если сравнить две встречи – 2007 и 2015 годов – какие моменты вы бы отметили?

 

Повторюсь: возросла настороженность в отношении внешней политики России. Кроме того, ведь за все эти восемь лет так и не было налажено нормальной общественной дипломатии, с большой натяжкой можно говорить о механизме экспертных консультаций. В итоге – отношение стало более критичным.

 

В целом, после прихода к власти президента Роухани у значительной части иранского общества снизился интерес к России, и это, безусловно, накладывает отпечаток на позицию местных политиков.

 

Есть информация о начале поставок в Иран ЗРС С-300 (Линк 3). Верна ли она?

 

Только в течение нынешнего года подобные заявления делались три раза. Всякий раз они оказывались уткой.

 

Я бы хотел подчеркнуть два аспекта в этом вопросе. Во-первых, решение о начале поставок тесно «завязано» на позицию США, Израиля и саудитов. И если для Вашингтона это, в общем-то, не самая серьезная проблема, то в отношении двух других сторон – все гораздо серьезнее, имеет место интрига – и она еще не закончена.

 

Во-вторых, и военное, и политическое значение этого контракта для Ирана существенно снизилось. Как говорится – «дорога ложка к обеду». Тегеран, безусловно, заинтересован в развитии ВТС с Россией. Но с учетом «обязательности» Москвы – не испытывает на этот счет иллюзий.

 

Каково отношение иранского руководства к воздушной операции России против ИГ (Линк 4)?

 

В целом – положительное. Но есть нюансы. Прежде всего, Тегеран совершенно справедливо ставит вопрос о том, почему нельзя было оказывать поддержку несколько раньше, когда ситуация еще не была столь драматичной. Затем, все прекрасно понимают, что авиаудары по позициям мятежников достаточно малоперспективны, серьезные результаты в условиях Сирии даст только серия наземных операций. Ну и, разумеется, всех волнует вопрос о сроках «сирийской экспедиции» – не будет ли она прервана в самый «интересный» момент.

 

Некоторые СМИ пишут о том, что «после терактов в Париже идея создания западной коалиции с РФ уже не кажется столь невозможной». Как Вы это прокомментируете?

 

Я всегда с восхищением отношусь к той настырности, с которой политики в Москве наступают на одни и те же грабли. Да, Западу выгодно, чтобы Россия увязла в каком-нибудь конфликте, чтобы она взялась таскать для него «каштаны из огня» в борьбе с тем же «Исламским государством» и его филиалами. Но наша-то какая в том выгода? Если кто забыл – в начале 2000-х мы уже поучаствовали в одной международной антитеррористической коалиции. И что? По периметру наших границ стало безопаснее? Мы получили от Запада политические или иные преференции? Это первое.

 

Второе. Весь этот «международный терроризм», о котором так любят у нас поговорить – это чисто западный термин, который не объясняет сути явления, а вводит всех в заблуждение. Под него все готовы подверстать – от трансграничной преступности до гражданской войны, а в итоге борются со всем – и ни с чем одновременно.

 

И, наконец, а что послужило толчком к нынешней ситуации? Не политика ли США, государств-членов НАТО и их союзников в регионе? Так что же получается – они создают кризис, а мы стремимся вступить с ними в коалицию по преодолению его последствий? Это бред. Вполне, впрочем, объяснимый с учетом того, с каким восхищением часть правящих элит смотрит на Запад и мечтает с ним вновь «замириться». Не забывая при этом устами «профессиональных патриотов» издавать воинственные звуки

 

Какова реакция на Западе и Ближнем Востоке на встречу Владимира Путина и аятоллы Али Хаменеи?

 

Сдержанная. Особой радости не высказывают, но и тревоги не испытывают, поскольку адекватно оценивают проблемы российско-иранских отношений. Я, понятно, говорю сейчас не о масс-медиа, а о серьезных экспертах.

 

Буквально сразу после встреч в Тегеране российский Су-24 был сбит ВВС Турции.  Кто-то видит в этом удар «в отместку».

 

Это бред.

 

Есть ли в лояльности кабинета Эрдогана террористам угрозы его же стране (Линк 5)?

 

Что касается Эрдогана и террористов в Сирии, то все гораздо сложнее, чем преподносят масс-медиа, в первую очередь – российские (Панкратенко И.Н. «Россия - Турция: тонкие нюансы взаимоотношений», Линк 6). Сейчас нужна не истерия, а взвешенный и грамотный анализ произошедшего. Но этот анализ повлечет за собой массу неприятных вопросов, поэтому никто им заниматься не будет.

 

Спасибо за комментарии.

 


 



Нина Леонтьева,
специально для Бюро информации Notum ©

Главное фото: www.realiran.org
Линк 1: http://www.vz.ru/politics/2015/11/24/779826.html
Линк 2: http://www.notum.info/news/politika/shejx-al-islam-poslanie-vladimiru-putinu
Линк 3: http://kommersant.ru/doc/2860775
Линк 4: http://sajjadi.livejournal.com/421460.html#comments
Линк 5: http://sajjadi.livejournal.com/424268.html
Линк 6: http://csef.ru/ru/politica-i-geopolitica/326/6425






Свежие записи из раздела Политика

О политике Пашиняна и судьбе Армении: не забывая о заветах предков

О политике Пашиняна и судьбе Армении: не забывая о заветах предков

Политика, 20.06.2018 Десятки и сотни НКО в Армении работают сегодня непосредственно на интересы Госдепартамента США, а также структур, аффилированных с ЦРУ. Работают без излишнего медийного шума – зато организованно и слаженно. Словно забравшиеся в подвал дома термиты. Очевидно, что недооценивать эту разрушительную для государственности Армении работу никак нельзя. Масштабы этой деятельности, развернутой долгие годы тому назад, можно представить лишь приблизительно, но уже сегодня становится понятно, что масштабы эти – огромны, а степень проникновения «демократических ценностей цивилизованного Запада» во все жизненно значимые сферы армянского социума – глубока как никогда... ВЕСЬ ТЕКСТ >> Просм:25

О политике Пашиняна и судьбе Армении: тень Сороса

О политике Пашиняна и судьбе Армении: тень Сороса

Политика, 19.06.2018 Вступив в должность премьер-министра, господин Пашинян озвучил намерение пригласить в качестве консультанта и помощника «известного в США экономиста» Дарона Аджемоглу. Это уроженец Турции с армянскими корнями, получивший образование в Лондоне, но ставший затем одним из самых высокооплачиваемых профессоров Массачусетского технологического университета в США. Дарон Аджемоглу – автор нескольких «трудов» на экономическую тему, но известность к нему пришла благодаря совместной работе над книгой «Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты». Кстати, сопровождающее предисловие к русскоязычному изданию напечатано в книге за подписью Анатолия Чубайса…... ВЕСЬ ТЕКСТ >> Просм:40

О политике Пашиняна и судьбе Армении

О политике Пашиняна и судьбе Армении

Политика, 19.06.2018 Первые восторги улеглись, первые заявления сделаны: майская «бархатная» революция в Ереване порождает первые наблюдения и выводы. В связи с «феноменом» Никола Пашиняна и его стремительным подъемом на политический олимп начинают проявляться подробности, при ознакомлении с которыми совершенно справедливо возникают крайне острые вопросы. И если, к примеру, уже известны варианты ответов на вопрос о том, почему именно в этот период Армении понадобился «бархатный» переворот, который возглавил лидер с неоднозначной «многопрофильной» репутацией, то пока остается лишь гадать: с кем и на каких условиях господин Пашинян намерен вести республику в обещанное «светлое завтра», но главное – кто или что заставляет новую армянскую власть наступать на грабли геополитической «многовекторности»... ВЕСЬ ТЕКСТ >> Просм:50

На ЧМ-2018 выиграют все – проиграют только русофобы

На ЧМ-2018 выиграют все – проиграют только русофобы

Политика, 18.06.2018 Как ни пыжились, как ни старались генералы антироссийской пропаганды – праздник для всей планеты испортить не получилось. Пожалуй, из числа самых «зарекомендовавших» себя на поприще производства лживых информационных помоев на орбиту разочарования первым пошел специалист по чужой моче – вполне справедливо не допущенный в Россию герр Зеппельт. За ним, не смотря на столь же помойного качества «шедевр», номинацию «развесистая клюква» получили господа тележурналисты из Би-Би-Си: тут уже внутри страны потела целая бригада, но три миллиарда телезрителей, смотрящих мировой чемпионат во всех уголках Земли, работу британских «специалистов» отправили псу под хвост. Впрочем, мало кто сомневается, что дежурных клоунов расписали на весь период чемпионата – а значит, лжи и грязи еще будет... ВЕСЬ ТЕКСТ >> Просм:36

Александр Лукашенко: о союзах и союзниках

Александр Лукашенко: о союзах и союзниках

Политика, 06.06.2018 18 июня в городе Брест пройдет очередная Сессия Парламентского собрания Союза Белоруссии и России. В ведомственной пресс-службе анонсировали повестку встречи: в основном планируется обсудить актуальные проблемы эффективного сопряжения законодательных актов обоих государств. Речь идет об экономике и научно-технологическом сотрудничестве. А в сфере укрепления добрососедства и дружбы впервые пригласили поучаствовать активистов Молодежных палат с обеих сторон. Казалось бы, за столь позитивную межгосударственную повестку можно лишь порадоваться. Однако сегодняшние отношения между Москвой и Минском нельзя назвать безоблачными – во многом благодаря «креативу» белорусского лидера... ВЕСЬ ТЕКСТ >> Просм:86